08:25 27 Мая 2016
Прямой эфир
Группа Дети Пикассо

«Дети Пикассо»: в песнях Армении есть мистическая сила

Архив "Дети Пикассо"
Армения
Получить короткую ссылку
53740

В этом году «Дети Пикассо» записали новый альбом «Motherland». Основой пластинки стали армянские народные мелодии. Критики уже назвали диск самой зрелой и взрослой работой группы, выходом на новый творческий уровень.

Группа «Дети Пикассо» образовалась в конце 1990-х в Москве и практически сразу приобрела широкую известность благодаря уникальному сочетанию рок-н-ролльного драйва и этнических мотивов. В 2007 году основатели коллектива, сестра и брат Гая и Карен Арутюнян перебрались жить и работать в Европу.

Sputnik побеседовал с отцом-основателем группы, гитаристом Кареном Арутюняном о духовной силе армянской музыки, предсказаниях катаклизмов и помощи беженцам с Ближнего Востока.

– Ваш новый альбом пронизан мелодиями Армении. Он, несомненно, представляет собой самое серьезное произведение «Детей Пикассо». Что вас вдохновило на его создание?

– Вдохновением к написанию альбома послужила ностальгия по родным армянским мелодиям. Где бы ни жил человек, его будет тянуть к историческим корням. До записи этого альбома мы были заняты другим нашим проектом – «Wattican Punk Ballet». Песни в этом проекте на английском языке. При всем том, что английский язык очень удобен для песенного формата, такой глубины поэтического выражения, как в русском и армянском языке, там нет.

И в какой-то момент нам стало дико не хватать этой глубины. Можно сказать, как воздуха. Также вдохновили нас наши новые музыканты – арфистка Анастасия Разваляева и барабанщик Арон Портелеки. Конечно, в записи принимали участие и многие другие музыканты, но основной состав теперешних «Дети Пикассо» – это квартет. Четыре музыканта. 

Гая Арутюнян
Архив "Декти Пикассо"
Гая Арутюнян

– Абсолютно точно знаю, что называть ваше новое произведение «фолком» категорически неправильно. В нем есть глубина, есть печаль и, несомненно, светлая грусть, и целый спектр других эмоций. Расскажите нам о связи с музыкальными традициями Армении.

– Да конечно, это не фолк в банальном смысле. Мы к этому никогда и не стремились. Скорее, альбом «Motherland» можно отнести к категории world music (обобщенное название музыки с этническими корнями, не связанной с западной музыкой – прим. Sputnik). Наша давняя концепция при записи альбомов – это «музыкальное путешествие», основным проводником которого являются Звук и Воображение.
Человек при прослушивании должен погрузиться в музыку настолько, чтобы на время забыть об окружающем мире и, выйдя из этого состояния, чувствовать себя изменившимся. Это как хорошее кино, после просмотра которого включается свет, и ты понимаешь, что ты уже не тот кем был раньше. Это, если хотите, определенный мистический опыт.

По поводу связи с традициями Армении можно сказать, что основное влияние мы получили от наших родственников. В первую очередь, от нашей мамы. Наша мама, бабушка и прабабушка обладали потрясающими голосами и владели ими виртуозно.

Они были исконными носителями армянской фолк-музыки.

Наши предки по материнской линии – католические армяне из Алашкерта. В 1845 году они перебрались в Восточную Армению. Голос нашей бабушки Нуно Мейроян был записан во время реализации программы по сохранению исчезающих народных песен. Это было приблизительно в семидесятых годах XX века, и эти записи хранятся в государственном архиве Армении. Наша мечта – когда-нибудь отыскать эти записи!

Карен Арутюнян, «Дети Пикассо»
Архив "Дети Пикассо"
Карен Арутюнян, «Дети Пикассо»

– Вы часто бываете в Армении? Впечатления о ней в сравнении с Европой?

– Мы каждый год бываем в Армении. Армения – это и Европа, и Кавказ, и Ближний Восток. При этом почти все население знает русский язык. То есть, можно сказать, что есть четкая связь с Россией. Это в совокупности является абсолютно уникальным фактором. При всем этом у Армении есть свой стержень и свой дух. Нет ни одного подобного места на нашей планете.

В Европе мы часто встречаем людей, которые подходят после наших концертов и говорят, что много раз бывали в Армении, и что они нигде не встречали подобных потрясающих людей. И хотят возвращаться туда еще и еще! Это особенно приятно слышать при том, что эти люди не имеют армянских корней.

Люди в Армении живые, отзывчивые, глубокие. Природа тоже особенная. Уникальная по- своему. В Европе много потрясающих мест. Горы, моря, леса, озера, водопады — все это в Европе есть. Но все-таки изюминка Армении – это человеческий фактор.

– Вы сотрудничали с Александром Хакке из знаменитой немецкой группы  «Einsturzende Neubauten». А между тем у берлинских музыкантов еще в 1985 году была композиция «Armenia». Откуда у европейских музыкантов такой интерес к Армении?

– У «Einstürzende Neubauten» есть несколько песен, затрагивающих армянскую тематику: это и «Armenia», и «Ein Seltener Vogel», и «Nagorny Karabakh». А также наш друг басист Алекс Хакке был автором саундтрэка к фильму «Шрам» турецкого режиссера Фатиха Акина – о геноциде армян.

Как бы это не звучало странно, но это все символизм вокалиста Бликсы Баргельда, его увлечение динамикой слов. Например, в случае с песней про Нагорный Карабах ему просто понравилось звучание этого словосочетания. Но, конечно, не все так банально, тем более, что он вкладывает в песни очень много подтекста.

Например, трэк «Армения», изданный в 1985 году, насыщен промышленным шумом и устойчивым гулом, индустриальной перефразировкой тонического фона и остинато, характерного для звучания армянского дудука. На наш взгляд, эта песня предвещала землетрясение 1988 года в Армении. Многие думают, что трэк был написан именно в связи с ужасом от разрушения домов (название группы в переводе с немецкого означает «Саморазрушающиеся Новостройки»), но она была записана раньше.

– Планируете ли вы сотрудничество с другими армянскими музыкантами? Например, с Сержем Танкяном?

– С другими армянскими музыкантами сотрудничество пока не планируем. Это потому нелегко, что все они находятся географически далеко от нас. Сержа Танкяна очень уважаем и надеемся когда-то посотрудничать с ним. Все в руках Бога!

Гая Арутюнян, Дети Пикассо
архив "Дети Пикассо"
Гая Арутюнян, "Дети Пикассо"

– Есть ли разница между людьми, которые приходят на ваши концерты в Армении, в России и в Европе?

– Да, конечно! У каждой нации свой колорит и темперамент, и в разных странах нас по-разному принимают, но везде очень душевно. Во Франции, Австрии и Норвегии, например, публика очень сдержанная, но внимательная и музыкально эрудированная, а на Балканах безумно зажигательная и открытая!

Но сейчас мы с нетерпением ждем встречи с нашей публикой в Санкт- Петербурге, где мы презентуем наш новый альбом на сцене музея современного искусства «Эрарта», и в Москве, 31 октября, в Центральном Доме художника. На днях у нас уже состоялась премьера нашего нового клипа в Будапеште, и это было очень интересно, потому что специальными гостями этого концерта была струнная группа, которая прекрасно вписалась в живое звучание.

– Чем жизнь музыкантов в Европе отличается от условий, в которых они работают, например, в России или в Армении?

– К сожалению, в России и в Армении профессия музыканта в первую очередь ассоциируется с работой в ресторане. В Европе такого нет. Если ты музыкант, то у тебя есть возможность показывать то, что ты делаешь. Есть возможность прогрессировать и расти. В Европе, если твои песни звучат по радио и в ТВ-эфирах, то ты регулярно  получаешь авторские отчисления, и это очень внятная поддержка и важный фактор.

Российское авторское общество учитывает только интересы самого РАО, но никак не интересы музыкантов.

В Европе существует также система грантов и поддержки талантливых музыкантов, и не только академических или джазовых, но и тех, кто занимается экспериментальной музыкой. Есть передачи на радио и телевидении о неизвестных, но талантливых и самобытных группах.

За счет этого независимая музыкальная сцена живет и имеет возможность развиваться, а вкус молодежи обогащается и совершенствуется.

– А какие-то минусы в европейской жизни есть?

– Минусы Европы в крайностях. В Венгрии, к примеру, музыканту приходиться играть в 10 группах, чтобы прокормить семью. А в более богатых европейских странах  музыканту даются все возможности для творческого роста, но зачастую не происходит роста духовного. Так как духовный рост чаще случается  тогда, когда личность преодолевает препятствия на своем пути.

Государственные гранты – это не панацея. Достаточно всего лишь воспитать в новом поколении любовь к искусству и истинным ценностям. И в этом случае у талантливого музыканта в будущем будет свой слушатель. И такое общество, несомненно, будет намного более совершенным и гармоничным. Культура спасет мир!

– Не так давно в Венгрию прибыло несколько десятков тысяч беженцев с Ближнего Востока и из Африки. Вы с ними как-то сталкивались? Может быть, были какие-то истории?

– Вспоминая историю столетней давности, когда большое количество армян во время  геноцида нашли пристанище в Сирии, мы не могли оставаться равнодушными к этим людям. Поэтому вместе с нашими друзьями – венгерскими армянами, мы относили продукты, одежду и предметы первой необходимости на вокзал Келети в период наплыва беженцев. Раздавали все это…

– Расскажите о других музыкальных проектах. Например, очень интересно, что такое «Wattican Punk Ballet»?

– «Wattican Punk Ballet» – это наш параллельный проект, который мы создали в период, когда «Дети Пикассо» были в подвешенном состоянии. Это безумный, энергичный фрик-рок-дуэт с мощным психоделическим звучанием. Вообще-то мы задумали дуэт, который должен звучать как оркестр, и все наши знания по аранжировке материала, мы  вложили в  эту маленькую группу.

На данный момент мы выпустили один диск «Playground» и концертное DVD, потому что этот проект имеет очень сильную визуальную составляющую.

Кроме того, мы периодически сотрудничаем с норвежскими и немецкими коллегами. Это очень интересные студийные работы, в процессе которых мы многому учимся и учим.